Белое на синем




автор: Андрейченко Елена
Белое на синем - отрывок из романа

В одном и том же году в двух среднеазиатских городах, которые расположены недалеко друг от друга, родились два голубоглазых мальчика. Прошло пятьдесят пять лет. И по-прежнему ничто их не связывает, за исключением лишь того, что в зеленых глазах одной женщины светится беспредельная нежность к ним обоим. Один из них стал для нее античным богом, а другой Одиссеем.

* * *

Жаркий августовский полдень. Во дворе небольшого дома поспевали огромные вишни. В люльке под разламывающимся от плодов деревом разморенная раскаленным ветром мама покачивала дитя далекой страны.

Там тоже бывает жарко, но там синевой сверкает море, а здесь море желтое — из песчаных барханов. В другом дворе спели груши и яблоки. Особенно яблоки наливались той жизненной силой и ароматом, которые так присущи многим сортам этих мест. Золотое превосходное было еще маленьким, а вот летний лимон под теплым вечерним солнцем издавал трогательный запах августа, который клонил лето к осени. В этом дворе носились мальчишки, которым было года по четыре-пять. Двор состоял из нескольких домов с садиками и общей территорией, где и происходили по вечерам «действа». Несмышленыши еще не могли разыгрывать сцены сравнительно недавно закончившейся войны, как это делали их старшие товарищи, но они с таким задором играли в дого нялки или прятки, что это вызывало настоящий восторг у обитателей этих «усадеб», потому и называли они эту беготню именно «действом». Лишь один мальчик не бегал и не кричал, как другие. Он мирно сидел на скамеечке и болтал ножками. Скамеечка была выкрашена в зеленый цвет, как тогда было модно, и была довольно низкой: не потому, что ее так установили, а потому, что она вросла в землю от прошествия многих лет. Взрослый, сидя на этой скамейке, особенно если это был какой-нибудь высокий мужчина, обязательно принимал странный неестественный вид, а вот ребенок чувствовал себя великолепно! Итак, Коленька сидел и болтал ножками, но он не просто так сидел: рядом с ним, на этой самой скамеечке, стояла малюсенькая корзиночка со сладостями, почти только что вышедшими с конвейера кондитерской фабрики, что находилась неподалеку. Он потихоньку, одну за другой, отправлял конфеты в свой ротик. Тогда Коленька был большим сладкоежкой, впрочем, эта сладкая привязанность сопровождает его и сейчас. Так вот, конфеты наш юный герой отправлял себе в рот, можно сказать, с особой тщательностью. И он делал именно так не только потому, что ему хотелось хорошенько распробовать вкус каждой конфеты в отдельности: они все были разных марок. Хотелось Коленьке получше разглядеть фантики, на которых изображались верблюды — корабли пустыни, белочки, мишки, карнавальные маски, Красная Шапочка и даже военные фрегаты.
Весь этот великолепный для развития детской фантазии материал обнимался маленькими пальчиками, подробнейшим образом разглядывался и потом отправлялся в коробочку из выжженного дерева, стоявшую на той же скамеечке, но по другую сторону от мальчика. Сейчас... исчезли и эта скамеечка, и двор, и дома, и садики, и шумные соседи, осталась одна улица, где жил и дышал этот гостеприимный двор с грушами и яблонями, их ароматами на закате августовского дня.

Коленька превратился в солидного господина Николая Федоровича, очень заботливого семьянина и прекрасного, редчайшей чуткости отца. И он не забыл скамеечку и особенно фантики, которые с особой бережливостью и по сей день хранятся в той же деревянной, но чуть потускневшей коробочке в одном из многочисленных шкафов его нынешнего дома. Все в своей жизни Николай делал и делает с такой же тщательностью и внимательностью, с какими он в детстве изучал фантики от конфет. Была глубокая ночь. Он сидел за письменным столом с зеленой лампой и изучал по обыкновению труды какого-нибудь историка. На этот раз это был академик Тарле и его «Адмирал Ушаков на Средиземном море», который читался с особой аккуратностью и сравнивался с монографией «Наполеон». По другую сторону планеты, где сиял бирюзовый день, другая пара глаз изучала мерность океанского прибоя. Андреас пил холоднющее пиво, сидя под бежевым тентом на бесконечно тянущемся пляже.

Он настолько устал от будничных дел, что отсутствовали силы даже читать газету. Андреас всегда отличался живостью и остротой ума, но также способностью детально и глубоко анализировать события, что позволяло принимать правильные решения. И сейчас его мозг усиленно работал, на бессознательном уровне перемалывая десятки сказанных и прослушанных важных для него и не очень фраз. Прекрасной была картина перед его глазами, она была так не похожа на тихое умиротворенное море в островах его далекой родины и в то же время так пронзительно напоминала ему ее. Напоминала ему родину, которой он был лишен в детстве, которую так горячо любил и любит, но в силу не зависящих от него причин должен так часто покидать. Два качества характера этого человека поистине отличали его от всех других. И эти качества есть старание и прилежание. Всю жизнь он старался и старается принести пользу родным и близким, отечеству. И то прилежание, что сопровождает каждое его действие, даже мысль, сделало бы честь самому ревностному приверженцу какой-либо философской теории или религиозной идеи.


(Продолжение читайте в альманахе №4)



© Автор: Андрейченко Елена

Комментарии, отзывы, ответы


Добавить Серегй режисёр


Завораживающий сюжет у романа!
Нет подражания никому и ни в чем!

Отвечает: Андрейченко Елена
Сергей, спасибо за высокую оценку!




Анатолий Любаев кандидат философских наук



Афины, Эллада - сколько священного и величественного в словах этих для тех, кто способен удивляться гению и красоте творений человеческого духа, совершенству в образах и памятниках ее культуры.
Побывавшего здесь уже навсегда завораживает далекая от помпезности и амбиций красота Античной Греции, а ее современный вид, ее жители, их доброжелательность , веселость и словоохотливость, влюбляют вас в эту страну, в ее людей , добрых и отзывчивых, талантливых и красивых.
Не изменили, не извратили ее духа ни мрачные годы средневекового религиозного фанатизма и всесилия церкви, которые не были столь тягостны, как в других местах Европы, ни годы османского владычества. Греция была, Греция есть, Греция будет - так написано на одном из памятников в Афинах, и можно добавить от всех, кому дорога Греция - Грецию любили, Грецию любят, Грецию будут любить! И эти слова как нельзя лучше можно смело отнести к роману Е. Андрейченко "Белое на синем", в названии которого угадывается государственный флаг Греции, цвета которого, цвета самой страны.
С первых же страниц, роман заинтересовывает своим неординарным сюжетом, который вводит читателя в мир повествования, и с первых же строк заставляет не только представлять и воображать, но и думать, полемизировать с автором, сопоставляя авторские и собственные нравственные и эстетические позиции, определить свои ценностные ориентиры. Но главное, роман помогает более глубоко и вдумчиво отнестись к проявлениям человеческой культуры, увидеть неразрывную связь ее материальных и духовных сторон, подоно белого и синего в символическом представлении о Греции. В романе обращает на себя внимание поэзия слова и мысли, их неразрывное единство и та красота, которая вливается в наше сознание, мастерски высказанная автором.
Думаю, что роман может быть интересен для всех, - и для тех, кто еще не бывал в Греции, не видел Афин, и для тех, кто уже побывал в этой прекрасной стране. Читая роман, кто впервые, кто заново проходит по улицам Афин, сопоставляет увиденное с глубинной и тонкой наблюдательностью автора, который извлекает прекрасные звуки даже из самых тонких и чувствительных струн этого города, его людей, его души, которая непременно есть у каждого города. А мы будем наслаждаться поэзией мыслей и слова, так оригинально воспроизводящей дух Греции ее сердца - Афин! Из них выросла и возмужала культура Европейского мира, да и не только его. С нетерпением и радостью будем ждать продолжения романа, который учит более тонко чувствовать и мыслить, наслаждаться красотой и совершенством, и безмерно их ценить.

Вопрос к автору: На сколько он связывает между собой понятия аристократизм и порядочность.




Отвечает: Андрейченко Елена
Спасибо, г-н Любаев, за приятный отзыв, в котором чувствуется огромное количество положительных эмоций, возникающие у Вас даже при одном упоминании о стране с гордым и ласковым именем Эллада.
На Ваш вопрос постараюсь ответить следующим образом:
Слова аристократизм и порядочность в какой-то степени в русском языке можно назвать синонимами относительно их общих корней в общей для них этимологии . Аристократ - слово греческое, значило и по сей день значит в греческом языке: отличный, верный, тот, кто поступает правильно, кто находит правильное решение. Άριστος (как имя прилагательное) - правильный, отличный, высший. Так же и русское слово "порядочность", которой входит в гнездо "порядок-порядочный-порядочность" в прямом смысле и исторически говорит о том, что стоит в порядке, в определенном стройном ряду, а порядок и есть правильность и верность.
Позднее в Западной Европе и в России у гнеза заимствованных греческих слов "аристократия-аристократизм-аристократ" развились дополнительные лексические значения, наполнившие оные несколько иным содержанием, а именно "принадлежностью к определенному сословию", которое порой не имеет ничего общего ни с правильностью, ни с порядочностью, ни в мыслях, ни в действиях.




Светлана Святенко (гл. редактор АРТ-Э-ЛИТ)

Читаю альманах с огромным восторгом! Радуюсь знакомым именам, кого-то знаю только по Интернет-проектам, кого-то совсем не знаю - но тем интересней! Литературный материал в целом очень и очень хорош! Очаровали работы Елены Андрейченко - несомненная удача номера!

  АРТ-Э-ЛИТ -  Международный литературно-художественный салон



Отвечает: Андрейченко Елена
Спасибо за высокую оценку и теплые слова в мой адрес, уважаемая г-жа Святенко!




Нина Николаева (доктор биологических наук); Виктор Николаев (физик)


Отрывок романа "Белое на синем" производит сильное, яркое впечатление!
Стиль автора совершенно оригинален, покоряет ясностью мысли, глубиной образов и необычайной легкостью, стройностью, чистотой изложения; с первых строк охватывает волнение! Что это?!
Проза или поэзия в прозе?!
Это живописное полотно чудесного мастера, сотканное его Величеством Словом!
Что же именно заставляет учащенно биться сердце?
Конечно же образ мальчика, почти младенца! Веками этот образ был под защитой Пресвятой Богородицы. Здесь же ВПЕРВЫЕ мальчик один на скамье ВРЕМЕНИ! Чистый светлый незабываемый образ! Кто защитит это воплощение безмятежной гармонии мира? Гармонии на прекрасном полотне, окруженном, как и автор, как и вся наша жизнь, безумным хаосом современного бытия с шестом наживы в центре, вокруг которого вращаются миллионы людей в безумной погоне за миллионами прибылей. Автор, наделенный большим талантом, пишет о главном!
Это чрезвычайная редкость в современном чтиве, напоминающем возню мышей, грызущих протухшие зерна. Какое счастье, что есть еще в русскоговорящем мире такие талантливые, высокой культуры люди как Елена Афинская!
Молодые, начинающие авторы, берите пример с г-жи Андрейченко! Вводите в сюжет свои произведений героев, читающих Гомера, Данте, Шекспира, Пушкина, Байрона, Чехова!
От автора с нетерпением ждем продолжения!


Отвечает: Андрейченко Елена
Спасибо за глубокомысленный отзыв, г-жа и г-н Николаевы!
Особенно за те соображения, которые прозвучали относительно "младенца без защиты Пресвятой Богородицы" и "скамьи ВРЕМЕНИ": это настолько оригинальный взгляд! Буду еще более признательна, если и далее Вы сможете так тонко анализировать мое творчество!




Иштван Бакони, профессор (г. Будапешт)

Многое узнал о греческой поэзии. Очень сочно!
"Белое на синем" - произведение философски увлекательное. Роман также берет за душу, за ум, за сердце! Оригинальность сюжета, богатый язык: неподражаемая словесная сочетаемость.
С огромным нетерпением жду продолжения!




Отвечает: Андрейченко Елена
Уважаемый профессор Бакони, спасибо за прелестный и прекрасный отзыв!
Постараюсь не разочаровывать Вас и далее!




Спирос С. (Афины)



Бог одарил меня возможностью почти в равной степени владеть обоими языками: греческим и русским, первый для меня родной. То, что я прочел во вступительной статье г-жи Андрейченко, меня поразило! А поразило меня это именно тем, как точно и тонко переданы общие черты и различия между русским и греческим словом и слогом, как безукоризненно переданы смыслы и как верно им найдены эквиваленты в русском художественном выражении. Как переводчик г-жа Андрейченко, на мой взгляд, является большим мастером. Очень приятно и интересно сравнивать оригинал с переводом. Мне бы очень хотелось познакомиться и с другими переводами этого автора!
Отрывок из романа «Белое на синем» притягивает. Это произведение можно читать не один раз. Оно пленяет! Оно обладает какой-то особенной как внешней, так внутренней красотой! Каждое слово в нем можно сравнить с каплей из родника, которые сливаются воедино, уталяя жажду мысли в философском и эстетическом поиске. Автор «Белого на синем» большой эстет во всем!
С огромным нетерпением жду от г-жи Андрейченко новых переводов и, конечно, продолжения романа! И еще раз выражаю свое восхищение вашим превосходным владением греческим языком и культурой!


Отвечает: Андрейченко Елена

Благодарю Вас, глубоко, искренне за столь высокую оценку сделанного мной и моих возможностей! Спасибо, уважаемый г-н Спирос, за свет и чистоту в Вашем отзыве!
Приложу все свое старание в совершенствовании своего творчества и знании столь любимого мной греческого языка.







© 2010«pod-nebom-edinym».
Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице, а так же непременно ссылаясь на источник pod-nebom-edinym.ru