На запах мыслей


         



автор: Иван Бережной
рассказ "На запах мыслей"

          «Боже мой, — Светлана печально вздохнула и тут же машинально прижала сумку. — Так не заметишь, как кошелек опять уведут». Мысли мыслями, а карманников в метро хватало. «Уведут из-под носу, так же как и сыновей, — к Светлане вернулось ощущение стыда. — Один запил, другой вообще уехал, и, главное, оба на старухах женились». Кто-то наступил на ногу. Злобный взгляд Светланы абсолютно не смутил юного пассажира, продвигавшегося навстречу скучающей на перроне девушке. «Вот, одних толкают, перед другими извиняются», — покрепче взявшись за поручень,
Светлана невольно наблюдала за устремившимися внутрь людьми. Уже несколько дней жизнь ей казалась потоком невидящих лиц, неразборчивых имен, бессмысленных фраз. В молодости она часто восставала против всего мира, требовала объяснений. Теперь же усталость и разочарованность часто превращали внутреннюю независимость в римитивное чувство беспомощности. «Человек так и живет, один, ничего не поделаешь... От дома ж еще неизвестно как добираться. А в театр надо прийти пораньше», — Светлана решительно шагнула к дверям вагона, терпеливо ожидая остановки поезда.
          Нина сегодня была особенно хороша. В зеркале новой гримерной ее лицо утрачивало все славянские черты. От безупречно ровной кожи, стального взгляда и четких скул веяло ослепительной холодностью и лоском западных модных журналов. Неторопливым поворотом плеча она приняла надменную позу, а затем изобразила страх и растерянность. «И это есть, в том числе, и я, — Нина задумалась над своей последней героиней. — Все так медленно, по кирпичикам, и неудивительно, что людей, которые тебе мешают, уничтожать так просто». Звук телефонного звонка внезапно вернул
ее в роль матери. «Да, Ваня, конечно. А ты уже на завтра все сделал? Ясно. Давай, сынуля, у меня мало времени остается». Нина втайне радовалась возможности побыть одной. Последний час до выхода ей хотелось провести
молча. Сколько уже лет она следит за каждой возможностью реализовать себя на сцене. Без преувеличения, Нина была уверена, что она лучшая. Лучшим же полагается только лучшее. Однако в постоянной борьбе за новые роли, достойные бытовые условия и признание близкими и посторонними людьми в жизни не оставалось места тишине. «Певица должна слушать тишину», Нина нарочито медленно разбила свою мысль на слоги. С упоением она ощущала легкую дрожь и почти штормовое затишье перед предстоящим спектаклем.
          Лена задела угол трельяжа. «На одном и том же месте синяки, черт возьми. Ничего, зима, сапоги, не видно». Лихорадочно расчесывая влажные волосы, Лена переживала, что отец не успеет ее завезти. «В машине высону», — торопливым жестом она застегнула сумку. Колеся по дорогам России, Лена забыла, что значит спонтанность городских событий, и случайно доставшийся билет вызывал скорее стресс, чем праздничное настроение. «А ведь бывало, — подумалось Лене, — за один день могла сделать три карьеры». Теперь же само слово «карьера» производило комичный эффект. «Хоть бы не забыть, на что училась», — она быстро выскочила из подъезда. Отец уже очистил стекла, и Лене оставалось только прыгнуть в машину. Она замерла, подняв лицо навстречу мягко падающим снежинкам, и неожиданно для себя приняла решение: «Рожу. Рожу одна, и плевать от кого». От подобной смелости даже закружилась голова. В машине Лена сидела молча. Ей безнадежно хотелось всего сразу: городского шума, возможности быть востребованной и жить независимо.
          Пропуская людей вперед, Валентина осторожно приблизилась к входу. Сердце пошаливало, и, наверно, зря она оставила нескончаемые ремонты и кастрюли неизвестно ради чего. Последний раз Валентина проходила через эти двери еще ребенком во время школьной экскурсии в столицу, когда классная руководительница вдруг повела их в театр. И хотя всю свою жизнь Валентина связала с музыкой, сюда она так и не возвращалась. Менялись года и ученики, жизнь стала до боли  предсказуемой. Однако неуверенность в себе и нежелание самостоятельно принимать решения, даже такие, как сходить в театр, так и не исчезли. «Как маленькая, все стесняюсь чего-то, плачу», — Валентина почувствовала комок в горле. Уже прошло несколько лет, как ушли родители, сначала папа, а затем и мама. Ей до сих пор не верилось, что она может жить без них и даже вдруг отправиться в театр. Взявшись за массивную ручку двери, Валентина увидела свое слегка искаженное отражение в темном стекле. В отличие от многих женщин возможность оценить собственную внешность ее испугала. Даже у мужа Валентина не решилась бы спросить о том, как она выглядит. И в то же время ей вдруг захотелось ощутить, что она может нравиться, вызывать неподдельное благородное восхищение. «И что же это я, в самом деле?» — открыв дверь, Валентина оказалась в шумном, залитом светом фойе, посреди дорогих шуб и букетов цветов, прямо перед очередью в гардероб.
          Впервые Людмила решила попробовать первый ряд партера. Ровная линия сцены находилась на уровне взгляда, а широкий проход перед оркестровой ямой позволял удобно вытянуть ноги. «Почти как в бизнесклассе», — одобрила Людмила и стала рассматривать позолоту на стенах,...

Продолжение читайте ...




© Автор: Бережной Иван

Комментарии, отзывы, ответы


Добавить Елена Синькова (Россия)
Автор любит своих героинь, он наблюдателен и чувствителен даже запаху мыслей.
Жду продолжения!!!


Марина
Образы вроде бы разные... а по прочтении создается впечатление, что об одном человеке речь шла, только на разных этапах или в разных ситуациях. Что-то неуловимое их объединяет. Кроме духов и театра...
Удачи!
P.S. Что-то в 5 выпуске Альманаха Вас не видно...





© 2010«pod-nebom-edinym».
Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице, а так же непременно ссылаясь на источник pod-nebom-edinym.ru