Обман






автор: Миллер Лада
рассказ "Обман"


— Нет, ерундовая была затея — зря только деньги выбросили. Лучше — в ресторан: свечи, столик на двоих, тихая музыка — хочешь не хочешь — разговоришься, выплеснешь — и полегчает. Может, и про Инессу бы сказал, а может — чем черт не шутит, — и про развод — вот так с плеча бы и рубанул, под тихую музыку и дохлых крабов. А тут — тесно, душно, кресла деревянные, спина затекла, на экране —
дребедень, хуже порнухи. И это первый выходной за три недели...
Ее была идея — и так каждый раз: легче согласиться на запланированный бред, чем затевать бесконечные споры. Характера, что ли, у меня не хватает?
А ей чего не хватает? Хотя с виду вроде довольна — вон сидит, улыбается, на экран смотрит. Хотел бы я знать — когда она книжку в последний раз читала?
Недалекая она все-таки. Господи, а сам-то, сам-то? Одно название — студент-медик, интеллигент, а копнуть поглубже — настил деревянный, лоб оловянный. И правильно, куда нам со свиным рылом в калашный ряд? Если бы не Инесса, совсем бы одичал. Учеба учебой, но и о душе подумать надо, а то — откормят, как агнца, выучат, вымучат, диплом в рамочку — и кровь сосать до последнего. Теща — молодец, все просчитала: и расходы на «одеть, обуть», и за обучение, проездной, наверное, не забыла — «Только выучись, родной наш...» Родной! Это с каких же пор я вам родной, Анна Филипповна? Или если дочка ваша мне трусы с носками стирает да на учебники копейку отсчитывает, так роднее некуда? Нет, все это с подтекстом идет: мы сейчас для тебя, а ты потом — для нас. Это у нее из прошлой, совковой еще жизни торговое нутро прет. Поэтому и считает хорошо, и интуиция развита — в прошлом году, видно почувствовав, что не все ладно в датском королевстве, сама разговор начала: пора бы, дескать, и второго ребеночка заводить...
И завели, спорить надоело. Теперь что — повязан по рукам и ногам: две дочки, долг за дом, долг за университет и две пары брюк.
Нет, жена, надо отдать должное, трудяга — тянет лямку почище бурлака,
ведь чтобы свой частный детский сад содержать, необходимо железное здоровье и нервы-канаты. А она у меня миниатюрная, тихая такая... не представляю, откуда силы берутся...
И по правде говоря, когда после целого рабочего дня еще и своих двоих — накорми, погуляй, искупай, укачай, то про книжку для себя вроде уже поздно вспоминать, но все равно — можно, можно все успевать, да еще выглядеть на все двести.
Инессу бы ей в пример, но боюсь — обидится, она у меня, правда, совсем не ревнивая, а Инессу вроде даже уважает. И не чувствует ничего, глупая, хотя что тут можно чувствовать — я и сам, честно говоря, не знаю, что это — УЖЕ ДА или ЕЩЕ НЕТ. Переспать — дело нехитрое, всегда успеешь. Другое важно — бескорыстность отношений. А это в наше время — поискать. Мне на мою жизнь убогую Инесса сразу глаза открыла, сначала просто меня жалела, потом, чувствую — вроде как защитить хочет... а вроде как и сама защиты ищет. А какая от меня, голодранца, защита, если я даже пиво на тещины деньги пью?
Странное у меня к ней отношение... Все время тянет оградить ее от кого-то. Хотя — от кого там ограждать? Живет с мамой-папой, дом богатый, одевается — шик, внешность кинозвезды. И головой бог не обидел — на
врача учится...
Нет, не могу сказать, что она меня против семьи настраивает, это бы я сразу понял, но вот вчера, например, говорит: «И как ты все это терпишь?» И я понял, к чему она: пока мы в кафе забежали, кофе после занятий попить, мне жена весь телефон оборвала — «где? да когда? да почему?» И хорошо бы ей помощь от меня какая дома была — никакой ведь помощи, вопервых, потому что я после занятий измочаленный прихожу, а во-вторых,
не принято у нас это, с первого дня не принято. А сегодня прижалась вдруг ко мне. «Пойдем вечером, — говорит, — в кино, вдвоем, ты и я, детей к маме отведем и пойдем, а?» Сначала я испугался — про Инессу догадалась, переживает. Потом подумал и успокоился — не может этого быть. Во-первых, это от безделья всякая чушь в голову лезет, а она, слава богу, занята с утра и до вечера, да еще по выходным на курсы вязания ходит,
а во-вторых — осторожные мы, Инесса сама говорит, зачем нам эти осложнения, не дай бог теща узнает — доучиться спокойно не даст. Вот ведь девочка моя золотая, разводиться не торопит, не хочет мне будущее портить. Учиться мне осталось всего ничего — год с небольшим. Потерпим. Хотя душит меня их мещанство, ох как душит... Хорошо хоть куском хлеба не попрекают, но иногда вижу я что-то в глазах у жены, особенно в последнее время — не упрек, нет, а будто... жалоба, что ли? Не пойму. Но меня не разжалобишь, слишком хорошо помню я все унижения, тяжело это — когда жена тебя кормит, ох, тяжело. Начиналось все тоже наперекосяк — забеременела она. Ну я и женился. Потом решили уехать — тошно стало все свободное время на очереди за колбасой тратить. Уехали аж в Канаду, мне все равно было — отца не помню, мать всю жизнь на заводе в две смены, я — сам по себе. Пока не женился, не знал, что такое настоящая семья. Чай за круглым столом или там на велосипедах за город. К дочке тоже не сразу привык, сейчас — люблю...
Пожалуй, я и жену люблю. То есть — уважаю... Про любовь — это все выдумки, для спаривания, чтобы род человеческий не угас. В отношениях главное — уважение, как на работе, так и дома...

Но все равно уйду, закончу университет — и уйду. Не позволю пользоваться собой... Вот только дочек жалко... особенно малую, только-только научилась «папа» говорить... Конечно, если разобраться, ничего плохого они мне не сделали. Пока... Можно сказать — выучили, специальность дали, да не просто какую, а самую уважаемую. И неплохо оплачиваемую. Что противно — тонкий расчет.
На меня расчет — на всю оставшуюся жизнь... Господи, и почему мне так не везет? Почему я должен всегда опасаться
подвоха? Казалось бы, чего проще — женись, учись, размножайся.... Неспокойно мне... А может, это совесть моя мучается? Вот гляжу в темноте на жену, и сердце жмет. Беззащитная она... Даром что всю работу по дому тянет на себе, деньги зарабатывает, детей воспитывает, а сама-то пигалица пигалицей, добрая она слишком, вот что — добрая и наивная... Вон как на экран смотрит, не отрываясь, пожалуй, и глаза уже на мокром мес-
те — чувствительная слишком. Да и как ей сказать — ухожу, дескать, прости-прощай? Ведь потом надо в глаза поглядеть — хоть на минуточку, а смогу ли? Вещи собрать, с тещей попрощаться, детям что-то объяснить... Ну вы
учили они меня, ну будут соки пить, может это судьба моя....

Продолжение читайте...




© Автор: Миллер Лада

Комментарии, отзывы, ответы



© 2010«pod-nebom-edinym».
Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице, а так же непременно ссылаясь на источник pod-nebom-edinym.ru