Обращение к самому себе




автор: Лукка Николай
стихи "Обращение к самому себе"


Небо в линейку: опущены жа`люзи.
Пишут две чайки крылом по заре;
голубь — строчит… Раз тебе позарез
нужен простор, то пиши и не жалуйся,
что не хватает ни воздуха, ни
шири земной и небесной… Вдохни
утренней свежести, да и за дело!
Все, что тебя за живое задело
некогда (может быть, очень давно),
все, что волнует сейчас, на бумагу
брось… Но сперва нужно встать и окно
настежь открыть; по заре, как по маков
алому полю, глазами пройтись.
Небо увидишь и сам — парадиз!..
Феб с золотыми кистями гонялся
за облаками… Какие нюансы
красок в гряде облаков!.. Ну вставай,
чёрт побери! Дурака не валяй!

июнь 2005 г.

* * *

Отец не скажет, брат не говорит,
как жить мне дальше. Я не приспособлен
жить так, как все живут. Я птица!.. Вон парит
орёл!.. И я, размазывая сопли
кровавые по мостовой, лечу.
Я пьян! Вином и водкою лечу
свою головку маленькую птичью,
чтобы охотники меня случайно с дичью
не перепутали; ведь на носу сезон
охоты. Даже, говорят, у susi* сон
пропал…

2003

* * *

Я — финн, не знающий финского языка.
Когда мать звала из окна нас
по-фински, как будто на нос
кольцо нацепляли!.. Не ЗЕК, а
штамп в паспорте — дескать, нацмен —
отец мой имел. Как цемент,
в той атмосфере душной
твердела душа отца…
Усатый вождь, за творца
считая себя, равнодушно
пальцем тыкал: этот вот народ
такого удела достоин!
а этот процежен, отстоян
в Гулаге; и кривил рот
в усмешке: народца-то нет!
«О да! — подтверждали наркомы. —
Лежит в состоянии комы!»
И в верности все сатане
клялись…
А отец мой умер,
и закопали ruumis.


2004


– Karpalo – клюква (добьюсь ли звучанья хорошего?).
Дерево – puu!
Puuu! – говорю я, а город, как хлебное крошево
в жидком супу,

тает в тумане (я еду в Финляндию; страшно мне
жизнь начинать
заново! да и язык-то, язык хоть и наш, но не
мой*). – «Ночь» и «night»

с «н» начинаются; коротки, как и мой nokka**, а
«уо»?..*** Yо-о-о-у-ууу!..
Слышится в «yо» и вой на луну одинокого
волка. Блюю!..

(хоть и немецкий автобус, а вишь, укачало вот)…
Нежно уже
глажу живот, как Есенин собаку Качалова…
Взглядов-ножей

люди метнули немало в лицо, хоть в пакетике
я в туалет
вынес блевотину. Если нарушил я этики
нормы, пусть след,

след тот невидимый, что за автобусом тянется
на колесо
вдруг намотается (след – это прошлое пьяницы);
пусть за лесок,

с шины сорвавшись, вся дрянь улетит; пусть болото всю
дрянь приберёт;
пусть и меня… даже если не к Сампо*, так к лотосу
путь приведёт!

Лотос увидеть своими глазами я с раннего
детства хотел.
Часто, себе говоря: «Как он нежен! не рань его
взглядом!» – глядел

на нарисованный лотос. А впрочем, кувшинкам я
тоже весьма
рад буду… (Что они смотрят, едва ли не шикая?!)
– Мир – maailma!

Karpalo – клюква (добьюсь ли звучанья хорошего?).
Дерево – puu… –
Город растаял в тумане, как хлебное крошево
в жидком супу.

Май 1999




*… язык хоть и наш, но не // мой… – т. е. хоть я
и финн, но (в силу обстоятельств) не говорю
по-фински.

**Nokka – клюв (финск.).


***Yо – ночь (Не могу напечатать финскую букву "о" с двумя
точками наверху; она звучит мягко: звук средний между "о" и
"ё"; а "у" как - между "у" и "ю".

*Сампо – чудесная мельница, источник изобилия
(карело-финский эпос).
 



© Автор: Лукка Николай

Комментарии, отзывы, ответы


Добавить Алексей Круз (Вашингтон)
Какой интересный поэт!
Имею ввиду - поэтический стиль автора не на кого не похож!
Глубокая поэтическая проза, так я это творчество вижу!!!




© 2010«pod-nebom-edinym».
Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице, а так же непременно ссылаясь на источник pod-nebom-edinym.ru