Дора Фишер




автор: Добрыкин Эдуард
Очередное эссе

6 февраля. Израиль празднует День Матери. Я пишу очередное эссе...
А ровно через неделю — 13 февраля — день Её памяти. В 2008 году Ей могло бы исполниться 82... Но уже 16 лет Она пребывает в лучшем из миров... А я здесь, на Земле. И пишу о Ней.



          Ей прочили большое пианистическое будущее. В знаменитой школе Столярского очень музыкальной Одессы её выступления на экзаменах неизменно оценивались на «пять» или «пять с плюсом»; она занималась в классе знаменитого Самуила Фейнберга; на её первые, ещё студенческие, концертные выступления собирались полные залы...
...Но началась война. Доре только минуло 15. Семья уехала в эвакуацию в далёкий Фрунзе (ныне Бишкек). Пыталась продолжить учёбу, но надо было зарабатывать на жизнь. За несколько дней, стоя перед зеркалом — чтобы видеть клавиатуру и руки, — освоила аккордеон. А слух был дарован от природы — уникальный. Второй раз слушать никогда ничего не было необходимости — запоминала с первого. Могла по слуху повторить. Услышав случайно по радио «Голубую рапсодию» Гершвина, легко воспроизвела её на рояле. Ей без труда давались и классика, и джаз, и эстрада...
...Маленькая концертная бригада — вместе с будущим мужем и ещё — худеньким чеченским пареньком, танцам которого она аккомпанировала. Его звали Махмудом. Махмудом Эсамбаевым. Тем самым! Великим Эсамбаевым! Он на всю жизнь остался другом семьи, а её мужа называл братом. Дальше — коротко: любовь — одна на всю жизнь, замужество, Победа,
возвращение в Одессу, рождение сына, переезд в Харьков. Но уже было не до учёбы — всё осталось только в мечтах. А реальность неожиданная — арена цирка (муж стал директором, тогда самым молодым в стране), музыкальная эксцентрика с разными партнёрами. И лишь позже, уже в тридцать — возвращение в «серьёзную» профессию — концертмейстер балета прославленного Новосибирского оперного, потом преподавание в музыкальной школе (высшего образования ведь так и не получила). А с начала шестидесятых — концертмейстер филармонии. От «звёздных» концертов (их, увы, было не так много) до сельского лектория — как в войну — с аккордеоном на плечах: клубы, школы, фермы. Играла, как бог, и, как и раньше, всё что угодно — по нотам, без них, в любой тональности, какая только устраивала вокалистов-коллег. Её коронный трюк — ещё с Новосибирска — чтение за роялем: сложный балетный спектакль, у неё — трудная партия в оркестре, а на пюпитре вместо нот... незнакомая книга. Играя на рояле, читает. Часто на спор. В антракте пересказывает содержание прочитанного. Музыканты — в изумлении. Дирижёр, когда узнал, чуть не уволил, но, убедившись, что балетному спектаклю это ничем не грозит, восхищался вместе со всеми. Дирижёр этот, кстати, последствии прославленный Александр Копылов... Она всегда была душой любой компании. Причём не только своего возраста — друзья сына, моложе её лет на 20, почти что влюблялись. Анекдоты, трёп — специфический, одесский (!) — мастер. Фантазия — богатейшая! Владение ненормативной лексикой — виртуозно-доброжелательное и всегда — в тему. Любила говорить: «Познакомиться с матом, научиться пить водку и курить (если захочет!) ребёнок должен от мамы и с мамой». Так и поступала. Официально, по паспорту, звалась Дора. Но муж и наиболее близкие друзья, коллеги называли ласково: «Дуся». Почему? Понятия не имею... А курила всё-таки — привычка с войны — слишком много. Плюс диабет... Легла в больницу на плановую  профилактику — и вдруг, за несколько дней, отказало всё (или почти ВСЁ), что могло отказать...
          Так сложилась её жизнь или нет? Если с «высоких» позиций — наверное, нет. Могла бы стать настоящим, большим музыкантом... Не стала... Просто посвятила себя музыке, людям, детям — и в этом преуспела. Те, кто с ней общался, — не забыли, знаю точно. Вспоминают легко, весело, светлеют лицами. Любят. Помнят. Убеждался в этом неоднократно. Только за последнее время — дважды. В первый раз — услышав на концерте в Израиле известную пианистку Хану Альтман. Оказалось, они с Дорой Фишер были соученицами в Одессе, и Хана вспоминала о ней очень тепло...
          А недавно приезжала на гастроли заслуженная артистка Украины певица Наталья Лелеко — когда-то, после консерватории, она начинала свои выступления на сцене вместе с Дорой — и любит, с восхищением вспомнает её и по сей день...

Сегодня — 6 февраля... В Израиле — День Матери. А через неделю — день ЕЁ ПАМЯТИ. МОЕЙ МАМЫ. Доры ФИШЕР...
Спасибо всем, кто прочёл это...




© Автор: Добрыкин Эдуард

Комментарии, отзывы, ответы


Добавить Дина Резидор, Израиль
Замечательно читается тёплое, искренне и осень светлое эссе.
Слово проходишь с авторам по страничкам жизни Доры...
Спасибо, Эдуард!




Василий Олексий
Очень трогательный рассказ и для сердца и для ума.
Искренность, помноженная на хороший литературный язык - и в результате - достаточно поэтичная литература.
Спасибо автору!




© 2010«pod-nebom-edinym».
Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице, а так же непременно ссылаясь на источник pod-nebom-edinym.ru