Начинает работу совместный проект Союза писателей Санкт-Петербурга и альманаха "Под небом единым" (МТА "Тайвас").


      Совместный проект

 



Начинает работу совместный проект Союза писателей Санкт-Петербурга и альманаха "Под небом единым" (МТА "Тайвас").


На празднике "Ночи Искусств" в Институте России и Восточной Европы 27.8.2010 выступал писатель Сергей Арно. Он рассказал о литературной жизни в Петербурге, а также о встречах с читателями...

Встреча была организована Институтом России и Восточной Европы совместно с Международной Творческой Ассоциацией "Тайвас" (МТА "Тайвас") при поддержке Российского центра науки и культуры в Финляндии.


Выступление писателя Сергея Арно на празднике "Ночи Искусств"
в Институте России и Восточной Европы 27.8.2010. Беседу ведёт руководитель бюро проектов по вопросам культуры Аннели Ояла
.

Арно Сергей Игоревич - член Союза писателей Санкт-Петербурга, член Совета Союза писателей. Мастер фантасмагории, абсурда и черного юмора. Даже самые жуткие сцены описывает с юмором, так что читателю и страшно, и смешно одновременно. Лауреат литературной премии имени Н. В. Гоголя.
Автор семи книг прозы, участник множества прозаических сборников, романы публиковались в журнале «Нева» и других.
Автор десяти романов.


Здравствуйте!
Я очень рад, что мне представилась возможность выступить у вас в Хельсинки именно в «Ночь искусств». В этом году в Петербурге я принимал участие в празднике «Ночь музеев» и рассказывал о своих романах в библиотеке имени Лермонтова, и, хотя была ночь, вы знаете, никто не уснул. Надеюсь, и вы не уснете.

Для начала я немного расскажу о литературной жизни Петербурга, которую знаю достаточно хорошо. Я работал заместителем директора Центра современной литературы, который в течение десяти лет был средоточением петербургской литературы: там проходили презентации книг, поэтические вечера, юбилеи писателей. Мы выпускали газету «Литературный курьер», издавали книги молодых поэтов и прозаиков, учредили литературную премию братьев Стругацких и еще многое другое.
Кроме того, 12 лет я состою в Правлении Союза писателей и до недавнего времени был заместителем Председателя Союза писателей и Председателем секции прозы.
14 лет назад сгорел Дом писателя и на несколько лет писатели оказались без крыши над головой. Это только кажется, что писателю нужно уединение, лишь бы был под рукой компьютер. Но это не совсем так - писателю необходимо общение не только с читателями, но и с собратьями по перу, возможность посидеть, выпить в компании понимающих тебя людей, поговорить. И когда писатели оказались без своего дома, писатель Дмитрий Каралис организовал Центр современной литературы, и мы вместе с ним в течение 10 лет, если так можно сказать, организовывали литературный процесс в Петербурге.


- Расскажите немного, о чем вы пишите.


У каждого города есть свои мифы, но Петербург за время своего существования, всего каких-то 300 лет, оброс огромным количеством мифов. Все сюжеты моих романов построены на мифах о Петербурге — известных, малоизвестных, почти неизвестных.
Раньше на территории Петербурга жили многие племена: ижорцы, водь, вепсы,.. но самое загадочное среди них было племя чудь. “Чудь белоглазая”. Они жили в землянках, земля держалась на сваях. Когда Пётр пришёл строить Петербург, многие народы стали помогать ему в строительстве. А чудь не хотела ни помогать, ни уходить с насиженных мест, а только всё глубже в землю закапывалась. Пётр, человек нрава крутого, приказал: “Стройте на них город!” И по преданию чудь подрубила сваи, державшие потолок, и завалила себя землёй. Сохранились выражения того времени - “чудь под землю ушла”, “чудь живьём закопалась”. Но через некоторое время стали на поверхности земли появляться странные белоглазые люди. Оказывается, под Петербургом они строили свой город. Долгие годы они жили под Петербургом, видели их и при прокладывании тоннелей метро, может быть, и до сих пор живут. Работая с мифами Петербурга, я всегда задумывался о душе Петербурга.

- И в чем же, по-вашему, выражается душа Петербурга, в чем она?

- Мне кажется, я понял ее, когда работал над романом «Фредерик Рюйш и его дети». В Голландии в начале XVIII века жил анатом и врач Фредерик Рюйш, он изобрёл уникальный способ бальзамирования трупов. Трупы выглядели живыми и сохранялись долгое время, и никто не знал, как ему это удается. Бальзамировал он в основном казнённых преступников. Но главной страстью Рюйша было коллекционирование уродов. Его коллекция заспиртованных уродов была самой большой в мире. Когда Петр I, будучи еще молодым человеком, впервые посетил Амстердам, он побывал в кабинете Фредерика Рюйша. Петр настолько изумился коллекции уродов, что тут же предложил за нее большую сумму, но анатом продавать её отказался. Через двадцать лет Пётр коллекцию всё-таки купил и привез в Петербург – она-то и положила начало первому российскому музею, остатки коллекции можно и сейчас увидеть в Кунсткамере. И тогда же Пётр издал свой знаменитый указ о том, чтобы со всей России в Петербург везли уродов, и со всей страны в Петербург стали привозить уродов. Это были двухголовые лошади, пятилапые собаки, но больше всего платили за уродливых людей. Поначалу уроды жили при Кунсткамере за казенный счёт в качестве живых экспонатов, для них даже хотели построить специальный дом, но денег в казне не нашлось, поэтому уродов стали расселять по городу. Они женились, у них рождались вполне здоровые дети… Представьте, закон работал еще десять лет после смерти Петра, и в Петербург продолжали съезжаться уродливые люди… Такое нашествие «иных» людей не могло не повлиять на ауру города. Она и сформировала его странную душу, совсем не такую как у других городов. И возможно это наложило отпечаток на всю, немного мрачноватую, петербургскую литературу.


- Что самое интересное, что сейчас происходит в литературной жизни Петербурга?
Новые авторы? Темы обсуждения? Что они хотят передать? Кому их произведения направлены? Каким образом встречаются история и современность?


Год назад в литературной жизни Петербурга произошло знаменательное событие: Союз писателей Санкт-Петербурга получил от городской администрации небольшой особняк в центре города. Теперь именно туда переместилась литературная жизнь Петербурга, там проходят литературные вечера и презентации. Так что всех, кто интересуется современной литературой, приглашаю в новый Дом писателя на Звенигородской улице, дом 6. Но литературные мероприятия проходят также в библиотеке имени Лермонтова, в музее Анны Ахматовой, на Пушкинской 10.
Периодически появляются новые авторы - не так давно приняли в Союз Оксану Лихачеву, писателя-фантаста Павла Алексеева - новые имена особенно активно появляются в жанре фантастики. Ведь фантастика - это литература, обращенная, прежде всего, к молодым читателям, и, надеюсь, никто не будет возражать, что для писателя очень важно, чтобы его произведения читали молодые поколения. Ведь часто получается, что читатели уходят вместе с автором, кроме того в фантастическом направлении имеется неограниченная свобода, которой и может пользоваться автор, ну, конечно, в силу своего таланта.
Из современных петербургских писателей я бы хотел назвать Валерия Попова, Илью Штемлера, Александра Мелихова, Павла Крусанова, Сергея Носова - безусловно создающих своими произведениями литературный колорит города.
Что касается истории и современности, то гигантское литературное наследие, оставленное писателями, жившими в Петербурге, не может не заставлять современных писателей ощущать обязательства перед своими великими коллегами. Я люблю приводить пример с так называемой «Теорией рукопожатия». Я был дружен с поэтом Владимиром Уфляндом, который в свою очередь дружил с Иосифом Бродским и Пастернаком, значит, я на одно рукопожатие от Бродского и Пастернака, а Пастернак это уже весь серебряный век поэзии - это Цветаева, Ахматова, Мандельштам… Значит, я на два рукопожатия от них, а они были знакомы с другими писателями старшего поколения и, значит, я на пять рукопожатий от Достоевского, на восемь - от Гоголя и Пушкина. Это и есть, на мой взгляд, преемственность литературных поколений. Литературный мир - это все единая живая система.


- Если бы вы составили маршрут литературы по Петербургу, какой он был бы? Что именно посмотреть и почувствовать финскому читателю в великом городе русской литературы? Какие места? Уголки города? Музей?

– О! Это интересный вопрос, но ответ на него может быть очень обширным. В Петербурге проживало множество писателей мировой известности, и каждый любитель литературы расставил бы свои приоритеты в выборе литературного маршрута. Но я бы начал с посещения Мойки, дом 12, где жил и умер Александр Пушкин. Обязательно бы посоветовал посетить музей-квартиру Федора Михайловича Достоевского в Кузнечном переулке, ну, и непременно зашел бы на жутковатую лестницу, на которой по преданию жила старуха-процентщица, зарубленная Раскольниковым. Музей-квартира Набокова, Зощенко, Ахматовой… Литературных мест в Петербурге множество. Но я бы отклонился от официального маршрута и показал бы вам мрачные петербургские дворики, вдохновлявшие многих писателей, в некоторых из них ничего не изменилось, и кажется вот сейчас из-за угла, пряча под пальто топор, выйдет Раскольников, или выбежит безумный гоголевский Акакий Акакиевич и закричит: «Где моя шинель?!». Я вывел бы вас к Неве, чтобы вдохнуть ее простор и изумиться красоте дворцов. И тогда вы, может быть, сможете почувствовать эту странную, мистическую, жутковатую и в то же время прекрасную атмосферу города. И на последок обязательно посетить литераторские мостки в Александро-Невской лавре, где похоронены многие великие писатели, поэты. Ну, а от мертвых писателей я бы сразу поехал к пока еще живым и посетил Дом писателя и прочие места, о которых я уже говорил.


- Существует ли среди русских писателей традиция ездит к читателям, живущим в провинции? Если да, с чем такая традиция связана? Продолжается ли она сегодня в более широком масштабе?

- Нужно сказать, что в России в последние годы читают все меньше и меньше, особенно молодежь. Книги вытеснили телевизор и интернет. Это, конечно, беспокоит писателей, поэтому в Союзе писателей Санкт-Петербурга совместно с правительством Ленинградской области были организованы поездки писателей по Ленинградской области. Этот проект курирует писатель Николай Прокудин, и он действует уже 6 лет. Мы выступаем в школах, в библиотеках и рассказываем о своих книгах, пытаясь заинтересовать молодежь. Нужно сказать – нам это удается. И если раньше на встречу с писателем собирались в основном его читатели, то теперь происходит обратный процесс: мы рассказываем о своих произведениях, оставляем в библиотеках свои книги, и тогда те кто побывал на встрече могут познакомиться с нашим творчеством. Тем более у многих есть интернет, где они могут найти любую из книг.

– Что вас там впечатляет? Что впечатляет ваших слушателей? Что вас привлекает в деревне?

Мы стараемся охватить всю Ленинградскую область с ее самыми отдаленными районами, и если в один год где-то не побывали, добираемся туда в другой раз. И вы знаете, больше всего рады и лучше всего принимают писателей именно в самых отдаленных уголках, где жители не избалованы гостями. Впечатляет открытость и доброжелательность, нам задают десятки вопросов, иногда ребята дают свои стихи или рассказы, мы с удовольствием пишем на них рецензии, и если есть хорошие произведения, помогаем в публикации.

- Какие ваши самые интересные встречи и забавные случаи во время поездок? Неожиданные вопросы и реакции?

О! Таких случаев великое множество. Приезжаем как-то в Кингисепп. Учительница с писателем входят в класс, там ребята восьми-десяти лет собраны.
Учительница говорит:
- А сейчас перед вами выступит известный писатель…
Мальчик с последней парты:
- Пушкин, что ли?

Я, может быть, не перед каждой аудиторией стал бы рассказывать этот случай, я даже жене не рассказывал. Но я думаю, что здесь меня поймут правильно.
Приехали мы как-то в Карелию в Петрозаводск. Первый день выступлений в школах и библиотеках закончился. Вечером в библиотеке устроили нам небольшой банкет. Ну, потом, сами понимаете, писателям нужно пообщаться - посидели еще в кафе...
Просыпаемся утром в гостинице. Один уважаемый писатель - автор множества книг, лауреат литературных премий - не находит свои брюки, причем, в жизни он человек очень аккуратный и даже педантичный. В шкафу аккуратно висит пиджак, рубашка, галстук – брюк нет. Посмотрели под кроватью… Все перерыли. Сходили к дежурной по этажу, не видела ли она писательских брюк, она тоже руками разводит, ничего не знает. Женщины какие-то в соседнем номере оказались. Ну, думаем, там точно найдем писательские брюки. Нет, оказывается и женщины нас вчера не видели. Под окном номера посмотрели – нет нигде. Прямо чудеса какие-то. А тут как раз машина приехала - на выступление нужно ехать, публика собралась, опаздываем уже. Куда брюки могли подеваться, вроде все перерыли. И только один кто-то здравомыслящий догадался. Открыл холодильник, а там, в морозильной камере, аккуратненько сложенные, лежат писательские брюки.

Я считаю необходимым выступления российских писателей в Финляндии, а финских в России. Ведь именно литература объединяет народы и показывает их сходство. И если перевод и издание книг дело непростое, требующее вложения денег, то, во всяком случае, мы можем встречаться и говорить друг с другом.
Спасибо!




© 2010«pod-nebom-edinym».
Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице, а так же непременно ссылаясь на источник pod-nebom-edinym.ru